Amik

Звезды КВН

Елизавета Кажанова: «Мы до сих пор как одна большая семья»

Интервью с выпускниками, часть 1: участники встречи делятся с читателями kvn.ru своими воспоминаниями о времени, проведенном в школе под названием КВН

1 1

Перед эфиром Встречи выпускников 2017: Максим Киселёв, Иван Палагин и супруги Елизавета Кажанова и Дмитрий Амбражевич («Триод и Диод») поделились с читателями kvn.ru своими воспоминаниями о времени, проведенном в школе под названием КВН.

Когда и как вы узнали о том, что будете участвовать во встрече выпускников КВН? Какие чувства при этом испытали?

Иван Палагин: Предложение поступило достаточно неожиданно. Это было где-то весной этого года, наверное. Мы были очень рады и с удовольствием откликнулись. Потому что, как мы и говорим в этой игре в приветствии: «Что может быть лучше, чем выступать на сцене с теми командами, благодаря которым мы, собственно, и начали играть в КВН?».

Лиза Кажанова: Нам сказали, что планируется снова такой проект летом, и хотели бы видеть нашу команду. Мы очень сильно обрадовались.

Дмитрий Амбражевич: Очень сильно обрадовались и стали искать деньги (улыбается).

Лиза Кажанова: Потом, со временем, начали думать, как и что будет происходить. Стали собираться, общаться на эту тему – в принципе, так это всегда и происходит.

Максим Киселёв: Сначала реакция была: «Эгей! Мы рады, мы довольны». А потом: «Эх, это же опять готовиться, снова бессонные ночи». И вот мы приехали – и опять бессонные ночи, опять готовимся. Все как в добром молодом КВНе.

Не возникло ли каких-то сомнений, волнения? Может быть, даже чувство страха?

Лиза Кажанова: Были мысли такие, честно. Потому что мы, наверное, самая молодая команда из всех, которые будут здесь представлены. К тому же все другие команды долговое время отсутствовали на Первом канале. А мы периодически появлялись в эфирах.

Дмитрий Амбражевич: Плюс много очень повторов – спасибо Эрнсту за это (улыбается).

Лиза Кажанова: Да. Поэтому с одной стороны были мысли, что, возможно, зритель не будет нас воспринимать так, как тех, кого уже очень давно не видел. Но с другой стороны нам отчасти проще, чем остальным ребятам, потому что нам проще собраться. Участники из других команд уже реже видят друг друга, им сложнее все свои графики состыковать, а мы постоянно как команда вместе существуем.

Иван Палагин: Я бы сказал, что мы испытали чувство ответственности. Потому что это очень ответственно – быть в сравнительном ряду с такими командами. И надо при этом показать свое чемпионское лицо, не посрамить историю «Триода и Диода».

Как вы думаете, почему на встречу выпускников пригласили именно вас?

Максим Киселёв: Ну, с другой стороны – а кого ещё звать-то? (улыбается).

Лиза Кажанова: Думаю, что в нас были уверены: если позвали, то мы точно соберемся и приедем.

Дмитрий Амбражевич: Да, мы сначала сразу же согласились, а потом уже стали думать, как решать этот вопрос. Мы все, например, отказались от отпусков. В основном никто никуда не поехал – ни в отпуск, ни с семьей. Все свои бюджеты и время мы вложили в это мероприятие.

Лиза Кажанова: Также остается надежда на то, что нас позвали из-за того, что хотят нас видеть.

Дмитрий Амбражевич: Да, мы постарались быть на уровне всех других выпускников – команд, которые все знают. Очень надеемся, что концерт получился красивый и смешной, несмотря на то, что кто-то очень давно не играл.

Как вам идея устраивать реванши финалов, предложенная Константином Маласаевым на первой игре-встрече выпускников?

Иван Палагин: Думаю, что, конечно, это интересно. Как в боксе. Это здорово, и люди очень хорошо реагируют на это.

Лиза Кажанова: Да я вообще считаю, что все встречи, в которых участвуют чемпионы, выпускники, известные кавээновские лица – они всегда отлично воспринимаются зрителем. Поэтому это очень хорошая идея – делать такие проекты, когда старые команды подтягиваются, ведь зрители очень хотят их видеть. Одно дело – молодежь, Высшая лига, игры которой постоянно идут, а другое дело, когда выходят старики, как это было на 55-летии КВНа. Проблема в том, что эти команды могут со временем закончиться, и надо будет еще кого-то звать. Но это очень хорошая идея в любом случае. Что касается именно реваншей чемпионов, я даже не знаю. Возможно, тоже можно что-то придумать.

Дмитрий Амбражевич: Надо пробовать, а потом смотреть, что из этого будет получаться. Прежде всего это огромные силы, потому что действительно тяжело собраться, вспомнить. Мы вчера разговаривали с татарами – они не играли 12 лет. Представляете, как для них это сложно? Даже форму – и ту нужно заново шить.

Лиза Кажанова: Да, кстати, мы единственная команда в составе этой игры, у кого есть форма. Потому что мы постоянно в КВНе, а все остальные заново шили. Вот «БАК-Соучастники», например – у них кто-то потолстел, кто-то похудел. Так что отчасти нам в каких-то моментах легче.

Максим Киселёв: У нас нет таких принципиальных соперников – мы всех обыгрывали. Пожалуй, нет такой команды, которую мы не смогли бы обыграть. Есть команда лени и команда усталости. Им мы иногда сдаемся, а всех остальных пока в основном выигрывали. По крайней мере с 2009 года.

Кого ещё из «одноклассников» вы бы хотели увидеть на встрече выпускников?

Иван Палагин: Сложный вопрос. Так получается, что недавно был юбилей игры, на котором уже мы видели много старых кавээнщиков, они все были в прекрасной форме. Мне кажется, состав сегодняшней игры подобрался очень хороший. Это возможность собраться и в очередной раз пообщаться с друзьями – не какое-то соревнование, а именно встреча выпускников, где люди рады видеть друг друга.

Лиза Кажанова: Я бы хотела посмотреть игру «Федора Двинятина», но знаю, что, наверное, невозможно собрать уже эту команду.

Дмитрий Амбражевич: Мне бы хотелось, как правильно сказал Костя Маласаев, встретиться непосредственно с теми командами, с которыми мы играли, потому что мы очень много времени с ними провели, они для нас друзья, и сейчас когда мы с ними где-то видимся, мы вспоминаем, смеемся. Наверное было бы прикольно с ними пересечься в каких-то играх. Это «Станция спортивная», «Федор Двинятин», «Обычные люди», «СОК» – все те команды, с которыми мы варились в одном котле.

Максим Киселёв: Это уже традиционное мероприятие. В следующем году давайте сделаем перерыв, а через год пусть снова нас позовут – мы будем только рады. На этой встрече мы являемся самой молодой командой, а спустя два года пусть мы будем самой старой командой.

КВН – это настоящая школа жизни. Чему вы в ней научились?

Лиза Кажанова: Лично для меня КВН – это школа, которая научила работать в команде. Потому что мы привыкли к командной работе. И мы по жизни так и стараемся – быть в коллективе, чтобы он был постоянным, сплоченным. Кто-то раскрепостился, кто-то с юмором начал к жизни относиться, кто-то научился вести себя на сцене, но лично для меня КВН – это в первую очередь работа в команде, мы до сих пор как одна большая семья. У нас только этим летом было три свадьбы в команде – такая череда, и мы все время вместе, без конца. Многие коллективы, когда становятся чемпионами или перестают играть в КВН, они разбегаются – либо группами, либо полностью. Мы пока держимся. Нашей команде уже много лет.

Дмитрий Амбражевич: Да, я добавлю, что зачастую это зависит от руководителя команды, капитана. Капитан – это некий центр, который объединяет вокруг себя людей. И если капитан отделяется от команды, то она тоже может разделиться. У нас Макс Киселёв как-то всех держит, и поэтому мы так и продолжаем вместе быть, как команда. Меня КВН очень многому научил. И я всем всегда говорю: если человек долго пробыл в этой структуре, в этой системе, то он никогда не пропадет. Это в жизни в любой ситуации пригодится: кем бы ты ни был, куда бы ты ни пошел, в 90% случаев сплошная польза – ты многое умеешь, многое видел, у тебя много опыта, ты многие вещи видишь уже сразу наперед: что может произойти в той или иной ситуации – в плане дел, работы и вообще всего. Но хочется, чтобы не было таких стереотипов о кавээнщиках, когда они в актерскую среду попадают – будто бы они дилетанты. Ведь те кавээнщики, которые хотят пойти по актерской стезе, они идут и повышают свой профессионализм до уровня драматических актеров. Примеры есть. Просто КВН – это база, как в институт поступить, а потом ты развиваешься.

Иван Палагин: На самом деле все, чем ты занимаешься серьезно, дает тебе в конечном счете много навыков. КВН учит собранности, постоянной планомерной подготовке, умению общаться, знакомиться с людьми, выступать. На самом деле очень много всего. Есть такое высказывание, что талантливый человек – талантлив во всем. И я уверен, что у Александра Васильевича, как у талантливого человека, получилось бы заниматься многими вещами. Но слава Богу, что он занимался именно КВНом. Понятно, что история не терпит сослагательного наклонения. Но у Александра Васильевича именно это получилось. И очень хорошо, что получилось. Это круто.

Максим Киселёв: Все, что в жизни есть у меня – это все благодаря КВНу. Что-то конкретное называть не буду, потому что это будет похоже на хвастовство, а КВН развивает скромность.

Александр Васильевич Масляков для вас какой учитель – добрый, строгий?.. Какой он «директор школы»?

Дмитрий Амбражевич: Мы всегда говорим: строгий, но справедливый. Это действительно так и есть. Александр Васильевич – человек, который все понимает. Он, мне кажется, нас всех видит насквозь – кто из нас что из себя представляет.

Лиза Кажанова: Когда наша команда попала в Высшую лигу, самый первый наш показ на просмотре не удался. И вообще как-то так получалось, что практически все игры именно на показах мы были самыми слабыми. А Александр Васильевич всегда в нас верил и говорил: «Ребята, все нормально». И так получалось, что после всех этих показов мы занимали всегда первые места, всегда выигрывали. И мы всегда удивлялись тому, что у него есть такое внутреннее чутье. Он выбирает команду, он доверяет командам, ведет их как-то.

Иван Палагин: Я вспоминаю свою школу и, может быть, поэтому такую параллель проведу. У нас директором был учитель физики. Причем он у меня не преподавал, но мне кажется, что Александр Васильевич как раз мог бы быть таким учителем физики.

Вы скучаете по КВНу? За чем именно скучаете?

Максим Киселёв: У нас не было такого еще глубокого перерыва в КВНе. Раз в год мы всегда пытаемся что-то делать, и так или иначе мы находимся возле КВНа, недалеко от КВНа. Участвуем в Летних кубках, музыкальных фестивалях, спецпроектах – поэтому не скажу, что я успел соскучиться.

Каким был ваш первый приезд в Сочи?

Максим Киселёв: Был 2004 или 2003 год. Мы приехали в Сочи и очень плохо выступили. Я ходил и говорил, что никогда больше в жизни не буду играть в КВН. Таким был первый приезд.

Иван Палагин: Я приехал в Сочи зимой, поскольку Сочи – это город, где все начинается. Это был далекий 2006 год, наверное. Меня поразили климат и погода. Приехав из Смоленска, где мы ходили в зимних куртках, здесь мы ходили в таких легких демисезонных. И я сразу же влюбился в хинкали, в местную кухню. Есть что-то такое прям святое в этом месте, в «Жемчужине», где все пропитано КВНом.

Лиза Кажанова: Мы ехали сутки на поезде. Зима, у нас все было в снегу. И когда мы с утра проснулись в поезде, посмотрели в окно и увидели висящие мандарины… Для меня это солнце, мандарины, +15! Мы приехали и на вокзале вышли прямо в шортах, сланцах. Это непередаваемое ощущение, когда ты из зимы вдруг попал в лето. И это первый раз в твоей жизни, ты понимаешь, что это возможно. Это не передать словами! У нас ребята бегали по платформе в этих шортах, кричали: «О, это солнце!». Это самые первые впечатления.

Дмитрий Амбражевич: А в плане выступлений – было очень много команд, и мы насмотрелись на других, поняли, куда идти. Поняли, что в принципе каждая команда, сколько бы у нее не было времени, денег и всего остального, – может чего-то добиваться, нужно просто очень сильно этого хотеть и работать. И опять же мы говорили про команду «АМИК» – действительно, нужно отдать им должное. Это очень огромная индустрия. Есть люди, которые приезжают и занимаются техническими задачами, заранее решают вопросы с гостиницами, помогают с заселением. Это не так, как многие зрители думают: «А когда у вас концерт – 26-го? А приезжаете вы 25-го, да?». Начинаешь людям объяснять, они не понимают. Ведь какие-то люди приезжают монтировать сцену, кто-то одним занимается, кто-то другим. Это огромный муравейник, где кипит жизнь, который и создает такой крутой продукт, до сих пор находящийся в лидерах рейтингов. И это очень хорошо.

Какой Сочи нравится больше: зимний или летний?

Лиза Кажанова: У меня есть ощущение, что Сочи летом и «Жемчужина» летом – это нечто непонятное и незнакомое. Потому что зимой, когда ты приезжаешь на фестиваль (а мы раз десять были в Сочи зимой) – вокруг атмосфера КВН, все играют в КВН, все репетируют. И много кавээнщиков, везде знакомые лица. А летом немного по-другому. Вокруг семьи. Все отдыхают, загорают, а ты при этом сидишь в номере, все это видишь, но тебе нужно репетировать. Такие необычные ощущения.

Дмитрий Амбражевич: Абсолютно согласен. У меня примерно такие же ощущения. И немного обидно. Я бы даже сказал – не немного, а очень сильно обидно, что нет возможности покупаться в море и погулять. Но мы ехали сюда работать, сделать хорошую передачу – быть ее частью, поэтому заранее себя настраивали, что не будет возможности даже покупаться. Вот видите: браслеты (выдаются постояльцам «Жемчужины» для прохода на пляж и в бассейны гранд отеля – прим. авт.). Мы их получили, но ни разу не пользовались.

Иван Палагин: Мне больше нравится зимний Сочи, потому что в нем не так много народа. И именно зимой он исключительно кавээновский. Летом он курортно-туристический и при этом, слава богу, тоже кавээновский. Мы здесь играли летом и Кубки чемпионов, и вот сейчас вечер встречи выпускников КВН. И поэтому есть ощущение, что это курорт. К сожалению, в процессе подготовки к играм ты не успеваешь застать и прочувствовать все это полностью.

Максим Киселёв: Начиная с 2004 года я езжу сюда каждую зиму. Все также, только летом здесь в этом зале еще и кондиционер работает. А атмосфера все та же: боишься, трясешься, опять что-то показывать, опять всегда занят. В этом здании ты всегда что-то делаешь.

Не обидно, что на главный курорт страны вы приезжаете в основном только по работе?

Максим Киселёв: Напишите большими буквами: ОБИДНО! Я поэтому и не хочу ездить в Сочи – он у меня с отдыхом никак не ассоциируется.

Лиза Кажанова: Когда приезжали на фестиваль, мы с Димой пользовались случаем, если был какой-то свободный один день – ездили на экскурсии, в Абхазию. Мы смотрели Сочи. В этом году мы были на Роза-Хутор. Приезжали в январе и в марте. Неплохо знаем город — путешествовали и на экскурсии ходили.

Дмитрий Амбражевич: Да, в горы ездили, катались на лошадях. На самом деле мы бываем в Сочи, как и многие россияне сейчас по независящим от нас внешним причинам — часто по работе. И когда едем на такси в какую-то другую гостиницу, проезжая мимо «Жемчужины» с некой грустью смотрим на нее. Такие нотки ностальгии.

Романтическая атмосфера курорта благоприятствует возникновению и развитию курортных романов. На ваш взгляд, Сочи – город, разрушающий семьи или созидающий любовь?

Лиза Кажанова: Мы не воспринимаем сейчас Сочи как курорт. Для нашей семьи он всегда был связан с КВНом.

Дмитрий Амбражевич: Мы сюда и с детьми много раз приезжали. И нам было от этого только лучше.

Иван Палагин: Это полностью зависит от человека. Я уверен, что здесь многие нашли свою любовь. В том числе и многие кавээнщики, приезжая сюда и занимаясь КВНом, тоже создали семьи.

Максим Киселёв: Понятия не имею – я здесь занимаюсь только работой. Еще не отдыхал, даже не спал толком. Поэтому какие курортные романы?! Я – СЕМЕЙНЫЙ ЧЕЛОВЕК. Так и напишите большими буквами, чтобы эту статью прочитала моя жена.

Больше интервью с участниками Встречи выпускников:

Виталий Пашенко: «Такая атмосфера релакса: лето, Сочи, КВН»
Светлана Пермякова: «Мы в игре!»
Екатерина Скулкина: «Если бы я боялась сцены, то сейчас лечила бы зубы»



Комментарии (0)

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
×
Добрый день! Сайт kvn.ru использует cookie-файлы, а также метрики Яндекс и Google для получения статистики, помогающей оценить работу сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов и учет вашего посещения в метриках Яндекс и Google. Это совершенно безопасно!