Amik

Звезды КВН

Екатерина Скулкина: «Если бы я боялась сцены, то сейчас лечила бы зубы»

Интервью с выпускниками, часть 4: участники встречи делятся с читателями kvn.ru своими воспоминаниями о времени, проведенном в школе под названием КВН

1 1

Перед эфиром Встречи выпускников 2017: Екатерина Скулкина, Денис Ерошенков, Рустам Хабибуллин и Дмитрий Черных («Четыре татарина») поделились с читателями kvn.ru своими воспоминаниями о времени, проведенном в школе под названием КВН.

Когда и как вы узнали о том, что будете участвовать во встрече выпускников КВН? Какие чувства при этом испытали?

Дмитрий Черных: Нам позвонил президент КВН-движения Республики Татарстан Андрей Станиславович Кондратьев и сказал, что нашу команду пригласили. Было неожиданно и очень приятно. И даже как-то немного защемило сердце.

Рустам Хабибуллин: Я, честно говоря, очень удивился. Приятно удивился. Здорово снова влиться в этот процесс, снова окунуться во все это. Волнительно!

Екатерина Скулкина: Я очень обрадовалась и сразу сказала «да». Это круто.

Денис Ерошенков: Я узнал от Саши Марченкова из команды «Триод и Диод». Мы общаемся, дружим нашим поколением кавээнщиков. Вначале я сказал: «Да такого быть не может!». На что Саша показал мне афишу. И вот тогда я сказал: «Верю! Официально верю тебе». Мы все были очень рады, что почувствуем запах кулис опять, сможем поволноваться, пошутить. Последний раз мы выступали в 2011 году в Юрмале.

Не возникло ли каких-то сомнений, волнения? Может быть, даже чувство страха?

Екатерина Скулкина: Я ни разу в жизни не боялась ничего, особенно сцены. Если бы я ее боялась, я бы сейчас лечила зубы. Единственные опасения, которые у меня были – что кто-то из ребят не сможет поучаствовать. У всех ведь могут быть какие-то жизненные обстоятельства.

Рустам Хабибуллин: Страха точно не было. Любой этап игр КВН – это некое соревнование. Всегда хочется себя лучше показать. Но здесь первичным не было поехать и всех победить, все кубки взять. Самое первое ощущение было: как круто, как это на самом деле здорово – через шесть лет снова вернуться. Мы все уже состоявшиеся люди, у всех семьи, дети, работа, и вдруг снова окунуться в это студенчество.

Денис Ерошенков: Мы не сомневались – принять или не принять приглашение. Это не страх. Это предвещание чего-то приятного.

Дмитрий Черных: Переживания по поводу того, чтобы все было хорошо и достойно – они всегда есть. Если бы их не было, наверное, надо было прекращать вообще этим заниматься. А страха сцены или переживаний из-за долгого перерыва не было, потому что мы все занимаемся каким-то творчеством так или иначе в своей жизни. Это приятный вызов вернуться обратно в эту среду. Такие команды! Сто лет не были на сцене. И еще очень положительный и позитивный момент в том, что собрались опять все вместе. Мы друг друга не видели давно, редко-редко пересекаемся или переписываемся по каким-то рабочим моментам, а здесь вот так опять все сразу. Наверное, только два дня друг на друга смотрели, радовались. Но переживания есть, конечно: всегда, хочется, чтобы было хорошо, хочется выигрывать и побеждать, хочется, чтобы было очень смешно.

Как вы думаете, почему на встречу выпускников пригласили именно вас?

Денис Ерошенков: Мы надеемся, что это любовь давняя к нам (улыбается).

Екатерина Скулкина: Я могу себе только представить, как Александр Васильевич сидел, вспоминал, какие команды у него были в клубе, и звезды сошлись таким образом, что он вспомнил именно нас. Думаю, что он с теплом относится ко всем командам. Какие-то ему более близки по духу, по юмору. Но я ощущаю и знаю, что наша команда занимает определенное место в его душе, в его памяти и в его сердце. Мне хочется в это верить.

Как вам идея устраивать реванши финалов, предложенная Константином Маласаевым на первой встрече выпускников?

Денис Ерошенков: Такая схема, наверное, интересна в первую очередь для самих кавээнщиков. Рядовые зрители просто любят эти команды, и навряд ли многие помнят, что у «Максимума» с «Пирамидой» случилось перетягивание каната в финале. Я только «за». И вот думаю, кто бы у нас был таким соперником. Нам бы тоже, наверное, захотелось с «Максимумом» сыграть, потому что мы когда-то с ними играли в Первой лиге, и мы их тогда обыграли. Там как будто бы зал был наш, потому что это было в Казани. Очень сложно было: и они, и мы сражались достойно. Думаю, мы действительно всё по-честному выиграли.

Екатерина Скулкина: Баттлы? (иронично улыбается). Думаю, это все-таки склонность мужчин – они всю жизнь будут соревноваться: кто сильнее, кто больше, кто выше, кто дальше. В силу женской своей точки зрения в принципе воспринимаю этот проект как встречу друзей и лично я ни с кем не соревнуюсь, просто хочу получить удовольствие от встречи, вспомнить те эмоции, побыть на сцене с людьми, с которыми прошла серьезный путь.

Дмитрий Черных: Это круто, как в боксе. Ты проиграл, но имеешь право отыграться.

Кого еще из «одноклассников» вы бы хотели увидеть на встрече выпускников?

Екатерина Скулкина: Когда была первая встреча выпускников в 2015 году, то как раз собрались все те ребята, с которыми мы играли. Абхазы – наши большие друзья, РУДН, «Максимум». Только с «Утомленными солнцем» мы не играли. И мы приехали к ним утром на генеральную репетицию, потому что вечером у нас был свой концерт, и мы не смогли бы к ним уже попасть. Мы обнимались, плакали, вспоминали, долго не могли разжать объятий. Любую команду я была бы рада увидеть. Конечно, команды из того поколения, когда мы играли.

Рустам Хабибуллин: Я бы, наверное, БГУ захотел позвать. Именно тот молодой состав: «Пацаны с Юго-Запада» (говорит голосом Вадима Галыгина)… Конечно же, «Новые армяне», «Утомленные солнцем», «Уральские пельмени», «Нарты из Абхазии», «Пирамида».

Денис Ерошенков: Я бы с большим удовольствием посмотрел игру с Питером, со старым Пятигорском. Или даже сыграл.

Дмитрий Черных: Очень хотелось бы увидеть абхазов, сборную Питера, «ЧП» (Минск), РУДН, старую сборную Пятигорска.

КВН – это настоящая школа жизни. Чему вы в ней научились?

Денис Ерошенков: Всему, что мы знаем и умеем. Возможно, это немного пафосно звучит, но без КВНа у меня, наверное, ничего бы не было. У нас в команде очень много людей, полный набор: министр спорта, президент ФИСУ, всякие руководители, заместитель президента – мы все профессии охватили. КВН дает очень многое для общения, для знакомств, для связей. Игра учит общаться, принимать поражения, не сдаваться, быть терпеливым, сосредоточенным. КВН не дает тебе рыбу – он дает удочку и учит самостоятельно ловить.

Екатерина Скулкина: КВН учит и уму-разуму: что можно, что нельзя.

Рустам Хабибуллин: Собранности – это самое главное. Я научился ценить время, которое у меня есть. На игру приезжаешь – все другое оставляем: ты только здесь, полностью погружен в процесс. Еще у меня была проблема в детстве – я очень сильно заикался. Благодаря КВНу научился с этим справляться, преодолел, это раскрыло меня. И сам КВН дал мне уверенность в том, что я все делаю на сцене правильно. Если бы мне кто-то сказал, что у меня не получается, что это не смешно, я бы давно, наверное, это дело бросил и ушел. А коль уж я увидел, что это получается, и самое главное, это мне близко по духу, то у меня сложилась взаимная любовь с КВНом, и за это я очень благодарен.

Александр Васильевич Масляков для вас какой учитель – добрый, строгий?.. Какой он «директор школы»?

Рустам Хабибуллин: Ну а как можно папу охарактеризовать? Он мудрый. Он строгий. У нас даже было такое, что мы приехали на игру, вроде привезли что-то, но оказалось, что это что-то не годится. И мы за день, за два все переделывали. То есть он строгий, требовательный. Он всегда бодрый. Это пример, огромный пример стабильности. Александр Васильевич не бегает с проекта на проект, а взялся за дело и делает его. Столько лет! …Очень волнуюсь, когда об Александре Васильевиче говорю (улыбается).

Денис Ерошенков: Всем качествами, которыми должен обладать директор школы, Александр Васильевич как раз и обладает. Когда надо – он добрый, когда надо – строгий. «Дети» бывают разные, и с какими-то нужна строгость, если они понимают только строгость. С какими-то можно действовать только добротой. Он находит подходы к любым людям – именно таким должен быть директор.

Екатерина Скулкина: Александр Васильевич единственный и неповторимый. Понятно, что у нас нет такого с ним контакта, как с учителем, который ведет урок. Но игра и существует, и имеет такой бешенный успех, потому что Александр Васильевич очень четко видит, какой должна быть передача, делает все правильно. А глядя на его правильные действия, и мы начинаем понимать, как надо. Когда ты еще молодой кавээнщик, и у тебя вырезали какую-то шутку, тебе кажется, что мир несправедлив, что Александр Васильевич ничего не понимает, что это на самом деле смешно – у меня же все друзья смеялись во дворе. Но потом понимаешь, что он был прав. Кто-то сразу, кто-то со временем приходит к этому пониманию.

Вы скучаете по КВНу? За чем именно скучаете?

Денис Ерошенков: Говорят, КВН – это смысл жизни. Я не скучаю по чему-то такому конкретному, ну, например, конкурс разминки нравится или ещё что-то. Я скучаю глобально – по общению. Когда команды играют – есть общение за кулисами, братание, мы чувствуем, что мы люди одних интересов. По задору, по соревнованию. Сейчас мы уже не соревнуемся как команда против команд, мы соревнуемся сами с собой: можем ли мы ещё, справимся ли мы?

Екатерина Скулкина: Это был определенный этап жизни – очень яркий, очень крутой, очень насыщенный людьми, встречами, эмоциями. Есть по чему скучать – и по людям, и по эмоциям. Но это просто хранится в отдельном уголочке памяти, души и опять же сердца, и когда эта шкатулочка открывается, то ты предаешься каким-то приятным воспоминаниям.

Каким был ваш первый приезд в Сочи?

Денис Ерошенков: Первый фестиваль сложился у меня достаточно поздно, потому что мы даже не приезжали сюда, когда попали в Первую лигу. Мы приехали в Сочи уже чемпионами. И у нас такая кавээновская «внутренняя радость» была при объявлении на просмотре – выходил Дима Черных и говорил: «Команда КВН «Четыре татарина», победители Первой лиги. В Сочи первый раз». В то время чемпион Первой автоматически попадал в Высшую лигу, потому что Премьерки ещё не было. Так что нам в этом смысле очень повезло.

Екатерина Скулкина: Я приезжала со сборной вузов города Казани или сборной Татарстана. Дико боялась. Юлия Левченко, наш администратор, говорит, что помнит, как меня выпихивали на сцену, но я этого почему-то не помню. Это было такое событие для меня, для семьи моей. Единственная шутка нашей команды, которая зашла – она зашла не на кого-нибудь, а на Михаила Гуликова, из-за которого я и пошла в КВН. Я была на седьмом небе от счастья. Эмоций было через край.

Рустам Хабибуллин: Я ехал с командой из Альметьевска, называлась она «Девять с половиной людей». Мы ехали из Бугульмы на поезде, я помню, что у нас был мороз -28. Мы двое суток ехали, а тут +12. Увидели море. Это для нас было невероятно.

Дмитрий Черных: Я играл в школьной команде. Это был 1994 год. Где-то 8-9-й класс школы, если я не ошибаюсь. Или даже 10-11-й. Тогда команд тридцать было на фестивале. И для нас это все было в диковинку. Что мы куда-то вырвались, вокруг что-то происходит, люди шутят, ходят какие-то супер-монстры КВНа, и ты на всех смотришь и не понимаешь: вправду ли это.

Какой Сочи нравится больше: зимний или летний?

Денис Ерошенков: Мы ни разу не участвовали в летних кавээновских мероприятиях, поэтому пока очень сложно сравнить. Сейчас я могу сказать, что у нас другие ощущения. Может быть, это старость (смеется). Может быть, свои какие-то радости. Мы уже к этому по-другому относимся. Более осознанно, наверное. Действительно, мы взрослее стали.

Рустам Хабибуллин: Конечно, зимний Сочи мне больше нравится. Потому что это тусовка, где есть люди, которых ты уже десять лет не видел ни в соцсетях, нигде, и тут вдруг у вас есть время и возможность снова пообщаться. Все-таки кавээновская дружба связывает не только сценой, тут уже чувства и настоящие братские узы. Это совсем другой уровень общения. Я сейчас развиваю бизнес с немецкой компанией, и приходится очень много путешествовать. И приезжая в тот или иной город, я сразу вспоминаю, кто у меня здесь из друзей кавээнщиков. Сразу им звоню, чтобы увидеться, обняться. С Казахстаном очень дружим, мы до сих пор переписываемся и общаемся. Нуржан – красавчик! И много таких друзей. В Москве, естественно. Это круто – такая вот дружба. Она ни к чему не обязывает, но это настолько теплые, настолько искренние чувства, что от них прямо-таки кайф.

Дмитрий Черных: Зимний Сочи хорош по-своему, там атмосфера совершенно другая. А здесь я на такой встрече вообще первый раз, на мероприятии летнего формата мы впервые, поэтому двойственные ощущения: это и курорт, и игра, и волнение, и отдых. Все перемешалось немного. Но ты настраиваешься уже больше на игру.

Не обидно, что на главный курорт страны вы приезжаете в основном только по работе?

Екатерина Скулкина: Во-первых, я иногда и отдыхать приезжаю. Во-вторых, у меня такая работа… Главное – найти работу, от которой ты будешь кайфовать, и тебе никогда не придется работать. У меня как раз такая ситуация.

Рустам Хабибуллин: Буквально перед отъездом супруга мне говорит: «Ну вот, поедешь в Сочи. Отдыхать! Без меня». Я пытался найти слова, объяснить, что по сути отдыхом это назвать очень сложно. С очень большой натяжкой. Да, безусловно, я пытаюсь урвать момент, утром сходить на море – в Казани я этого сделать не могу. Но когда КВН перестает быть просто игрой, а становится уже образом жизни, ты начинаешь понимать, что есть некий момент, который ты проводишь именно таким образом. И ты от этого кайфуешь. Это нужно делать с той же любовью, с тем же трепетом. До сих пор у меня люди интересуются: «У вас выступление всего 15 минут – чего вы так долго готовитесь-то?». А это огромный процесс, это реквизит, это репетиции. Чтобы вы увидели в конечном итоге эти 15 минут, нужно все это подготовить так, чтобы прошло без сучка и задоринки. И на это уходит время.

Дмитрий Черных: У меня вообще большая обида есть на себя, потому что я давно никуда не выезжаю. А если и выезжаю, то только по работе. Куда бы я не ездил в последние годы – все время по делам, у меня никак не получается отдых. Ни у меня, ни у семьи. Поэтому встреча выпускников для меня еще одна отдушина: это и работа, и приятный отдых.

Романтическая атмосфера курорта благоприятствует возникновению и развитию курортных романов. На ваш взгляд, Сочи – город, разрушающий семьи или созидающий любовь?

Денис Ерошенков: Наверное, Сочи и создает, и разрушает. Но Сочи – не Сочи, а вот КВН точно объединяет людей. У нас, как правило, мужья и жены – все кавээнщики. Кто-то был администратором, кто-то звуковиком… Я знаю очень много людей, которых КВН соединил. За Сочи отвечать не могу, а за КВН могу. КВН соединяет людей, и если вы посмотрите, то увидите, что процент кавээновских семей очень высок: Алексей Ляпичев и Диана Тевосова, Дима и Даша Шпеньковы, Айдар Гараев и Настя Казанджан, Александр Васильевич и Светлана Анатольевна. С них, собственно, все и началось. Их КВН свел, и потом как-то пошло, поехало.

Екатерина Скулкина: Есть такое выражение: «Никогда не появится третий, если кто-то действительно счастлив вдвоем». Люди находят свои судьбы, и не важно – в каком городе это происходит. Кто должен быть вместе – они все равно будут вместе. У каждого своя история, своя судьба, а в каком городе она сложится – возможно, что и в Сочи.

Дмитрий Черных: Для меня город Сочи – созидающий любовь. Не разрушающий семьи, нет. Но у всех, наверное, по-разному. По мне – так это только любовь и созидание. У меня вообще в жизни любовь, созидание и позитив. И по-другому не хочется.

Рустам Хабибуллин: Ну, скажем, стоят две лошади. Одна из них может быстро скакать, а другая – не очень. И это не зависит от того, где они скачут. Они могут в поле скакать, могут по асфальту. Если эта лошадь быстро скачет, то она везде будет быстрее скакать. Могу сказать только одно. Свою жену-красавицу я нашел в бизнесе, который сейчас развиваю. Это бизнес встреч, это бизнес общения, а КВН-то и дал эти навыки первичные. Я женился достаточно поздно по сравнению с ребятами, которые в 22-23 года обзавелись семьями. И пришел к этому очень осознанно, никто меня не затаскивал в брак, я просто принял решение, что это мой человек. И говорить о том, что Сочи что-то может разрушить – да это и в Казани разрушить можно. Просто нужно иметь голову, нужно иметь принятое решение. У меня оно принято: есть красавица-жена, красавица-дочка – нам два годика. Не могу представить, чтобы где-то в Сочи я что-то себе позволил. Я с удовольствием лечу домой, я созваниваюсь с семьей, общаюсь. И мне тот мир, который казался манящим, вкусным и так далее, когда я был не женат, сейчас этот мир перестал для меня существовать. У меня есть то, что мне нужно, я это нашел. Я это искал долго, признаюсь. Нашел! И я от этого балдею. Это именно то, что мне нужно. У меня есть Она. И других я уже не рассматриваю как претенденток на «Она».

Больше интервью с участниками Встречи выпускников:

Елизавета Кажанова: «Мы до сих пор как одна большая семья»
Виталий Пашенко: «Такая атмосфера релакса: лето, Сочи, КВН»
Светлана Пермякова: «Мы в игре!»



Комментарии (0)

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
×
Добрый день! Сайт kvn.ru использует cookie-файлы, а также метрики Яндекс и Google для получения статистики, помогающей оценить работу сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов и учет вашего посещения в метриках Яндекс и Google. Это совершенно безопасно!