Amik

Экзотика!

В семье не без экзотики…

  В подавляющем большинстве игр командам приходится сталкиваться исключительно с теми конкурсами, о которых мы уже, так или иначе, поговорили. Однако, время от времени в разных Лигах (в том числе и в Высшей, и в Премьерке) играются и другие конкурсы, относящиеся нынче к КВНовской экзотике.
Большая часть экзотических конкурсов связана с импровизацией. Поэтому требования к постановочной, зрелищной части в них, разумеется, горааздо ниже, чем в домашних конкурсах. В этом-то и состоит главная причина, по которой современный телеэкран эти конкурсы отторгает – они просто некрасиво смотрятся на телевизионной картинке. Так что в этом смысле стоны, насчет потери КВНом импровизационности, вернись мы к ней, моментально сменились бы стонами, насчет того, до чего же эта самая импровизация в КВНе плохая. А она – вовсе не плохая. И она, поверьте, была бы совсем не хуже, чем в “добрые старые времена”. Просто в 60-ых годах зрителю это было интересно смотреть по своему маленькому черно-белому “Рекорду”, а сегодня – по своему огромному цветному “Сони-Самсунгу-Панасонику” - нет. В то же время в зале импровизационные конкурсы по-прежнему смотрятся очень интересно. И если игра не привязана жестко к телевизионной передаче, то в ней вполне можно найти место для импровизационного конкурса.
 Мало того, сам по себе жанр этот (безотносительно к импровизации) вовсе не умер! Просто в “большом КВНе” он переведен в разряд домашних. И тогда получается уже хорошо знакомый вам современный БРИЗ.

Домашний БРИЗ

 Итак, если постановочные возможности ограничены, то остается -… правильно, литература! Практически любой импровизационный конкурс является, по сути дела, ипостасью литературного. А то, что он при этом называется, скажем “выездной” сути дела не меняет. По большому счету даже конкурс художников является литературным, потому что суть его составляет не сама картинка, а развернутый комментарий к ней. Но классической формой литературного конкурса остается БРИЗ.
 БРИЗ – это, вообще-то, распространенная аббревиатура советских времен, обозначающая “Бюро рационализации и изобретений”. Тогда такая контора существовала на каждом заводе. И на протяжении всех 60-х годов КВНщики честно чего-то изобретали во время игры за сценой и потом тащили все это на сцену, чаще всего, сопровождая плоды остроумия несколькими плакатами. На нынешний взгляд это было достаточно длинно и далеко не всегда достаточно интересно.
 Тем не менее, о БРИЗе вспомнили в 1998 году по той же причине, что и в свое время о СТЭМе. Выбранная в том году схема сезона подразумевала в первом туре игры по пять команд, и стали подыскивать коротенький конкурс, чтобы заполнить стандартное эфирное время телепередачи. (Известная триада “приветствие-разминка-музыкалка” была, напомним, придумана под пульку из шести команд.) За две-три минуты, которые предполагалось отвести на отыгрыш, ни один постановочный конкурс существовать не может. Оставался – литературный, который до этого играли последний раз уже в 1992 году, причем под конец его просто вырезали из каждой второй передачи или у каждой второй команды. Однако, в 1998 году БРИЗ получился! И не последнюю роль здесь сыграло четкое осознание того, что это должно быть. Хотя не у всех и не сразу.
 Надо сказать, что БРИЗ – это единственный конкурс в современном КВНе, в котором определяется не только жанр, но, в определенной степени и идея: это, по-прежнему, всегда “изобретение”. Если вы вспомните темы телевизионных БРИЗов, то там просили изобрести новый костюм, спортивную игру, блюдо и т.д. Другое дело, что это самое “изобретение” - понятие, слава богу, настолько широкое, что почти не ограничивает авторскую фантазию. Поэтому сначала самой распространенной ошибкой среди команд была попытка подменить БРИЗ СТЭМом, который к тому времени играть уже, более или менее, научились. Однако загнать СТЭМ в 2 минуты вряд ли когда-нибудь научатся. Хотя…
 Строго говоря, такая попытка удалась: в четвертьфинале 1998 года Томск показал “игру в слова”. И первый блок первого СТЭМа “Новых армян” - “бокс словами” тоже вполне мог бы вписаться в хронометраж БРИЗа. Но это – почти все! Потому что придумать двухминутный СТЭМ еще на порядок сложнее, чем обычный. Потому что две минуты, как правило, уходит аккурат на то, чтобы объяснить ситуацию и представить героев. Развивать действие и, тем более завершать его уже некогда. А главное – абсолютно не нужно! Потому что сам по себе жанр литературного конкурса – неизмеримо легче, чем СТЭМ. Это просто набор более или менее контекстных реприз в заданной простейшей ситуации. Не нужно никакого действия! Не нужно никакого развития и финала! Две минуты – слишком маленький срок!
 БРИЗ с точки зрения литературы – это просто “рассказ про чернильницу”, который, по словам Чехова, должен уметь написать всякий уважающий себя писатель. И если вам удастся придумать 8-10 хороших реприз про выбранную вами же “чернильницу”, то получится потрясающая “презентация костюма инженера”, как у “Пельменей” в 1998 году. Но даже если контекстные шутки написать не удается, подойдут почти любые репризы, - просто в качестве “чернильницы” придется взять как можно более обобщающее понятие. Именно так поступили в том же сезоне “Сибирские монахи” из Красноярска, “доставая” свои “шутки-продукты” из потребительской корзины. Шедевр таким образом, конечно, не получится, но выглядеть все это в итоге может вполне прилично.
 Вроде как всё просто, но. . . Вспомним беду, пережитую капитанским конкурсом. Собственно, литературный конкурс пережил ее еще раньше. Потому что если с вашим гениальным текстом на сцену выйдет, как в прежние времена, нудный умный очкарик, восторгов аудитории вы будете дожидаться тщетно. Потому что современной аудитории даже в двух минутах нужно какое-никакое зрелище, потому что она теперь в любом случае хочет видеть на сцене не докладчика, а артиста. И поэтому столь технологически просто скомпонованный текст придется подать “на блюдечке с голубой каемочкой”, вложив в уста безусловно лучших исполнителей и попытавшись как-то “поставить”.
 В общем случае, диалог всегда лучше, чем монолог, пусть даже диалог искусственный, бесконфликтный, - пусть даже просто монолог, разбитый на несколько человек. Просто лишний человек на сцене – это лишняя энергетика. И если вы еще раз вспомните “костюм инженера”, то, хотя формально это был и монолог, но на сцене все время находился и сам “инженер”, который, не произнося ни единого слова, был блестящим партнером. И “голос Альтова”, которым монолог произносился, был блестящей актерской находкой, которая сыграла немалую роль в успехе.

 Вообще говоря, любой другой конкурс вроде БРИЗа, как бы он ни назывался – литературный, выездной, экспромтный и т.д. имеет в своей основе ту же литературную идею: набор контекстных реприз на заданную или самостоятельно подобранную тему. Более свободный хронометраж может позволить более активно пользоваться постановочными украшениями из КВНовского арсенала: песенкой, танчиком, костюмчиками, оформленьицем. Все это, как правило, работает на успех, пока отличается точностью и мерой.
 Впрочем, в постановке в подобных конкурсах особенно и не разгуляешься, потому что, как правило, они бывают осложнены необходимостью импровизации, или, чаще – полуимпровизации непосредственно во время игры (когда часть задания известна, а часть уточняется во время игры). И пусть этот вид в последнее время практически не играется, но об этой ипостаси КВНа – древней и по-своему прекрасной, стоит поговорить отдельно.

Импровизация

 Почему-то немало команд считает, что заранее готовиться к импровизационному конкурсу – “нечестно”. Полная чушь! “Нечестно” издеваться над публикой плохой игрой. И в каких таких правилах КВНа вы прочитали, что к импровизации нельзя готовиться? Спросите у любого КВНщика 60-ых, готовились ли они к импровизациям, которые в те времена составляли большую часть игры, и они однозначно ответят утвердительно. Потому что иначе эти самые импровизации невозможно было бы смотреть на телеэкране даже тогда. Отсутствие подготовки к импровизационному конкурсу – это или самонадеянность, или лень.
 И действительно, если уж вы такие “честные”, кто вам мешает вытащить на сцену именно то, что родилось непосредственно во время игры, если это лучше, чем подготовлено заранее? Но вы обязаны застраховать себя, а следовательно – зрителей на тот случай, если у вас “не поперло”.
 В данном случае копья ломаются в основном из-за того, что частенько, сделав заготовку к будущей импровизации, команда потом вообще не утруждает себя работой за кулисами. И вот тогда-то и начинается выяснение отношений: что лучше – плохо, но по теме, или хорошо – но непонятно о чем? Ответ: плохо и то, и другое!
 К сожалению (для КВНщиков, разумеется), чем локальнее конкурс, тем больше внимания зритель уделяет его теме. К тому же, в импровизационном конкурсе тема практически всегда задается гораздо более конкретно, чем в домашнем. Различается даже сама идеология задания. В домашнем конкурсе тема, представляющая чаще всего какую-то достаточно объемную идиому дается большей частью, чтобы дать начальный толчок к полету фантазии. В импровизационном же конкурсе задание дается для того, чтобы его выполнить! И зритель за этим выполнением, поверьте, очень внимательно следит.
 Ну и тогда – “что делать?” и “что такое “хорошо”? 
А хорошо – это хорошо подготовленная импровизация. Другое дело, что это довольно сложно и очень, очень трудоемко! Кстати говоря, этот факт послужил не последней причиной отмены подобных конкурсов в телевизионных играх. Ведь на достижение того же уровня в импровизационном конкурсе нужно потратить на порядок больше сил, чем в аналогичном домашнем. Потому что приходится предусматривать и прописывать варианты!
 Главное ноу-хау состоит в том, что в качестве заготовки для импровизации готовится не полностью прописанный материал, в который вы потом будете втыкать неуклюжие “привязки к теме” (их все равно все заметят!), а – клише, предусматривающее разнообразные варианты, в зависимости от того, каким будет задание. И - главное - клише это не должно оставаться голой схемой в надежде, что сами шутки придут во время игры. Шутки должны быть прописаны, причем прописаны во множестве разветвляющихся вариантов! Вы должны понимать заранее, какие из них войдут в текст или каким образом будут преобразованы при любом возможном типе задания. И, наконец, последнее - команда должна пару раз потренироваться - сыграть свой импровизационный конкурс с возможными заданиями во временном режиме игры.
 Конечно, каждый конкурс подразумевает свой собственный тип клише, свою теорию его подготовки, которые тоже необходимо придумать. Скажем в полуфинале 1987 года на встрече УПИ-МХТИ командам предлагалось за кулисами написать “песню о том, о чем песен не писалось” на мелодию, предложенную соперником. И москвичи, определившись с тем, что они в любом случае будут петь “Романс об отходах” сначала придумали 17(!) репризных куплетов, а затем прописали 12(!) технологических вариантов этих куплетов во всех возможных стихотворных размерах с минимальным количеством стоп (поскольку увеличение длины строки легко  и быстро достигалось добавлением союзов, местоимений и прилагательных). Явно излишнее количество куплетов было придумано из-за того, что в некоторых размерах какие-то репризы начинали плохо читаться, причем в разных - разные. Вот так! Именно такая подготовка и дала соответствующий результат: они не только выиграли конкурс, но и пели потом этот номер в концертах, поскольку качество его было вполне “домашним”.
 Что же касается системы работы над экспромтным конкурсом уже непосредственно во время игры, то она, естественно, напоминает разминку. Только если в разминке “резинками” пользуются в крайнем случае, то здесь приоритетным становится заполнение заготовленного клише. Но это абсолютно не отменяет того факта, что часть авторов садится и начинает придумывать конкурс “как бы с нуля”. В любом случае их скорбный труд не пропадет - им наверняка удастся придумать несколько реприз абсолютно в тему, которые легко лягут в клише. С другой стороны, если вдруг импровизационный вариант окажется лучше, так никто не мешает перебросить в него все заранее заготовленное.
 И, конечно, так же, как и в разминке, чрезвычайно важно правильно распределить время, отведенное на подготовку. Часто хороший текст губится исполнителями, потому что они его чуть ли не успевают прочесть до выхода на сцену. Так что, не смотря на то, что заготовленный вариант должен быть непременно заранее “разведен” на сцене, на окончательную постановку, в зависимости от ее характера придется отвести от четверти до половины времени и уж, во всяком случае, все написанное необходимо прогнать пару раз от начала до конца, причем второй раз - начисто.

Видеоконкурс

 В отличие от всей предыдущей “экзотики”, эта - уже порождение современности. Хотя, конечно, и в КВНе 60-ых устраивали выездные конкурсы для оживления и разнообразия телевизионой картинки, но то был - самый обыкновенный литературный полуимпровизационный конкурс, играемый в другом пространстве, на другой площадке.
 Видеоконкурс, то есть снятый вами короткий смешной ролик на пару минут - это вообще принципиально другой жанр, нежели все остальные вместе взятые КВНовские конкурсы. Единственное, что его роднит со всем остальным “сценическим” КВНом - это технология придумывания, хотя и придумывать здесь придется не только, а иногда и не столько репризы, сколько гэги (проще говоря,  “видео-приколы”, что, впрочем, есть лишь своеобразная форма репризы). Так что если люди умеют сочинять любой другой КВН, то и сценарий видеоконкурса они вполне потянут.
 Начнем с того, что кроме сценария литературного вам придется обязательно продумать и сценарий режиссерский, то есть так называемый “монтажный план”, в котором продумывается и подробно описывается каждый план (эпизод) будущего ролика. Причем не только то, что в нем происходит, но и где, и как, и, главное, как это снимается - крупным планом, средним, общем, наездом, отъездом или панорамой.
 Честно говоря, на этом этапе обязательно нужно подключить профессионального теле- или кино-режиссера. Поверьте, тот факт, что вы всю жизнь смотрели кино и телевизор еще не означает, что вы сумеете снять хороший видеоматериал, так же как и умение читать еще не означает умения писать книжки. Есть масса профессиональных тонкостей, на которые вы по незнанию просто не обратите внимания, но потом об эти недочеты глаз зрителя будет натыкаться, мешая адекватному восприятию вашей гениальной задумки. Не стоит надеяться в этом отношении даже на профессионального оператора, которого, как правило, предоставляет телевидение. Он может мастерски снять каждый отдельный план, но совершенно не обязан видеть весь материал так, как он будет смонтирован. Мало того, очень часто оператор исходит из формальной красоты и правильности плана, а вовсе не из того, что он должен означать и уж, тем более, почему это должно быть смешно.
 Но и это - еще не самая большая опасность, которая поджидает вас при переходе со сцены на съемочную площадку. Там же совершенно другая органика! И не стоит утешать себя тем, что в зале тоже стоят камеры. Вас снимают, когда вы - на сцене. И все об этом знают. Но стоит вам с нее сойти, и начинают действовать совершенно иные законы.
 Главное, что требует камера - естественности. И касается это, как поведения актеров, так и антуража. Малейший актерский пережим выглядит на экране ужасно! И это при том, что в КВНовском ролике наверняка будут действовать не совсем нормальные люди в не совсем нормальных обстоятельствах. Но вся эта ненормальность должна быть абсолютно правдива и искренна!
 Наконец, особенно тяжко КВНщикам бывает осознать абсолютно разный подход к оформлению и реквизиту. Ведь КВН, как мы говорили, - бедный театр. Декорации, костюмы, реквизит - все это на сцене должно быть минимализировано до крайней степени. Но в кино - все наоборот! Все должно быть “взаправдашним” ровно настолько, чтобы зритель поверил, что это взаправдашнее. Иными словами, на экране должна возникнуть именно та картинка, которую вы себе представляли, когда придумывали сюжет. Никакой символики в данном случае зритель просто не “прочтет”.
 Большинство неудач  в видеоконкурсах связано именно с недостаточно серьезным отношением к поиску соответствующей задуманному сценарию натуры и реквизита. Вот, к примеру, в видеоконкурсе на суперфинале-98 “Новые армяне” задумали пародию на актуальнейший в то время “Титаник”, в которой Дед Мазай плывет с фонарем по ночному морю, где плавают сотни надувных зайцев, и кричит “Anybody live?” Ну - смешно же могло быть! Но когда дело дошло до съемки, оказалось, что костюм Мазая весьма далек от канонического, зайцев резиновых достали всего штук семь и фонарь почему-то не зажигается. Если добавить к этому, что снимать это решили действительно на море, штиль в котором никто не заказывал (хотя рядом было полно бассейнов), то понятно, почему человечество никогда не увидело этот шедевр на экране.
             Вообще, при написании видеоконкурса советуем не делать 100%-ный упор на “гэги”, так как не факт, что все они примут веселый вид в видео-версии (см. выше). В то же время пара-тройка “гэгов” конечно не помешают, тем более, если в основе конкурса лежит хорошая литература.  Умеренное сочетание этих двух приемов – гарантия хорошего конкурса. Хотя чисто литературный вариант может принести успех и самостоятельно. Достаточно вспомнить прекрасные капитанские видеоконкурсы Томска и Минска на суперфинале-2000 (Кипр).

Сами себе экзотика

Естественно всё вышеперечисленное не есть полный набор КВНовской экзотики. Вы вправе придумать что-нибудь своё, новое, как это, к примеру,  сделали в Белорусской Лиге КВН. Хотя речь идет скорее не о новом конкурсе, а о своеобразной форме КВНовской разминки, которую теперь и в Евролиге КВН называют “хоккеем”. Идея замечательная, и сводится к следующему. Разминку играют две команды по 6 человек. Начинается всё с “вбрасывания”. Жюри задает вопрос (никакой супер-упаковки, поэтому поле для ответов – просто непаханое!). Через 30 секунд (а то и раньше) команды выдают свои ответы. Каждый член жюри поднимает табличку со стрелкой, направленной в сторону той команды, ответ которой более удачен. Если оба ответа были одинаково хороши, или одинаково неудачны, поднимается табличка с математическим знаком “равно”. Ведущий либо констатирует победу одной команды (и тогда право следующего вопроса переходит непосредственно к команде), либо ничью (и тогда снова идет “вбрасывание” в виде вопроса со стороны жюри). По правилам Белорусской Лиги  одна “стрелка” при всех “равно” не учитывается. В определенный момент в проигрывающей команде начинаются “удаления”. Сначала на “скамейку запасных” уходят три человека, потом остается один “вратарь”. Разминка идет до полного “удаления” всей команды. В идеале интрига может довести до поединка “один на один”. Плюс такой разминки заключается в том, что жюри не оценивает всю разминку в целом по ее окончании (т.е. эмоции и личные симпатии “удаляются” с самого начала конкурса), а делают это постепенно, как в большом спорте. Минус тоже очевиден: такую разминку очень трудно монтировать в теле-версии.

Теперь коротко о нововведениях на ниве экзотики за последние годы.

Фристайл.
 Коротко: это некий «приветствиезаменитель». Хронометраж – 5 минут. Стиль – свободный. «Нечто минут на 5» - так можно еще назвать это действо. Возникла идея фристайла, когда мы столкнулись с двухсерийными полуфиналами. Два приветствия от имени одних и тех же команд в двух играх оказались явлением «неудобным». Пытались начать вторую серию со СТЭМову, но оказалось, что для старта передачи такое начало выглядело несколько скучным. Вот и было решено начать вторую серию с чего-нибудь необычного и динамичного. Командам предлагается использовать за 5 минут любые жанры: чистые репризы, миниатюры, ГЭГи, песенки  и так до бесконечности. Насколько команды пользуются такой свободой – это вопрос второй. Но конкурс на сегодня прижился и вполне успешно существует практически во всех Лигах КВН.

Конкурс новостей.
 Тут всё просто: тот же БРИЗ, тот же литературный конкурс, имеющий жесткую рамку новостийной подачи реприз. Здесь команды соревнуются в нюансах подачи, но в плане содержания – все в равных условиях.

«5 шуток про. . .» 
 Тоже всё просто! Задается общая тема шуток – извольте пять раз пошутить в тему. Конечно, команды пытаются впихнуть более пяти шуток, используя «технологию связок», но это опять же – нюансы.
Надо сказать, что возникновение таких коротких репризных конкурсов было обусловлено тем, что в последнее время команды тянет в более постановочный КВН, а не репризный. И это неправильно, поскольку реприза (шутка) – была, есть и остается «боевой единицей КВНа»! А раз процесс написания шуток притормозился, его надо было стимулировать. В общем, как бы не сопротивлялись команды, эксперимент удался! Это относится и к следующему конкурсу!

Биатлон.
Родина КВНовского биатлона – город-герой Минск. Итак, представьте: на сцене – пять представителей пяти команд. У жюри на столах – таблички с цифрами от единицы до пяти, которые выполнят роль отнюдь не оценок. Но об этом чуть позже. Биатлон в спорте связан со стрельбой по мишеням. В КВНовском биатлоне этот принцип сохранен. Роль пули играет боевая КВНовская единица – шутка, роль мишени – жюри. Итак, сначала каждая команда стреляет шуткой. Затем каждый член жюри поднимает табличку с номером команды, шутка которой ему понравилась меньше всего. Если номер такой команды очевиден, команда покидает сцену. Если нет, жюри переголосовывает. Далее – следующий круг шуток и решение жюри. И так до тех пор, пока на сцене останется абсолютный победитель конкурса. Что касается оценок за конкурс, то тут всё просто: команда, выбывшая в первом круге получает 0,2 балла, следующая команда – 0,4 балла, далее – 0,6, 0,8 и победитель конкурса получает 1 балл ровно. Все понятно? Команды, на исходную позицию!

Вот такая она – КВНовская экзотика! Итог: в любом случае “не бойтесь человека с ружьем”! Так же относитесь и к любой КВНовской экзотике. КВН ведь сам по себе экзотика, причем отечественного производства!